Рекламный баннер 990x90px top
+18
USD 72.56
EUR 85.46
20 Сентября, Понедельник
Рекламный баннер 468x60px posleobjav

В дар Красной Армии

2018-05-11

Перед тем, как ехать в Монголию, меня вызвал к себе заместитель директора института В.К. Савостьянов. Он сказал, что надо принять участие в благоустройстве этого памятника. Обсудили, какие растения можно было бы высадить, где их взять. Я поинтересовалась, что это за женщина, которой поставлен памятник, и почему мы должны его озеленять? Вадим Константинович рассказал мне такую историю.
Как известно, Монголия не принимала участия в Великой Отечественной войне. Энгелийн Бадам, жительница небольшого сомона, узнав о кровопролитном сопротивлении советских войск в защиту Родины, решила не оставаться в стороне, а оказать посильную помощь. Она стала инициатором огромного сбора средств, а также положительным примером для остальных. В Монголии развернулось движение по сбору средств для строительства танковой колонны и эскадрильи самолётов в дар героической Красной Армии. Энгелийн Бадам живьём перегоняла тысячи голов скота (овец, лошадей, коров), на верблюдах везла тонны шерсти и вязаных вещей и др... По тем временам и военной обстановке – это было подобно подвигу. Рассказывали, что сам И.В. Сталин пожал ей руку и сказал спасибо за такую неоценимую помощь. После смерти Э. Бадам Посольство РФ на её родине поставило памятник. Узнав всё это, я поняла, что должна побывать на родине этой самоотверженной женщины, посмотреть на памятник и отдать честь от потомков тех, кому она помогла в те далекие военные годы.
В Монголии с поездкой в далёкий сомон мне очень помог директор Западного зонального института сельского хозяйства Монголии Г. Баяраа, который в своё время окончил в Иркутске институт и хорошо знал русский язык, мог переводить. Он выделил машину; вяз и акацию мы привезли с собой из Хакасии, преподаватели сельскохозяйственного колледжа г. Улаангома подарили саженцы тополя и ивы. Очень важно было взять саженцы местных пород растений, так как климат в Монголии очень жёсткий, а там, куда мы собирались ехать, была уже полупустыня. Только аборигенные растения могли противостоять близкому «дыханию» пустыни Гоби.
В поездку в приподнятом настроении мы отправились на «бобике». Дорога была неплохой, везде простирались пески, и лишь редкие кусты объеденного чия блестящего и дальние холмы скрашивали ландшафт. Светило яркое солнце, дул небольшой ветерок. Вдали я заметила вздымающиеся воронки песка, этакие маленькие «торнадо». Г.Баяраа объяснил, что для данной местности это нормальное явление.
Приехав в сомон, мы увидели встречающих – главу администрации Ц. Загдсамбар и его заместителя. Сомон, по-нашему небольшое село, состоял из нескольких улиц, с администрацией в центре и небольшим мемориалом рядом с ней.
Проезжая по сомону, я обратила внимание на высаженные вдоль центральной улицы молодые, стройные со светло-серыми стволами тополя, везде было чисто. Весь мемориальный комплекс за деревянной изгородью зеленел молодыми, разросшимися посадками вяза и ивы. Там же красовался мощными куртинами чий блестящий. Всё было ухожено, симпатично и уютно. Потом увидели людей, которые там что-то делали. Оказалось, они поливали посадки. Я спросила у главы администрации про колодец, какой он глубины. Оказалось, на уровне 80 м проходило водяное русло, насос подавал воду наверх и под тоненькой струйкой люди наполняли вёдра, поливая уже зазеленевшие растения.
Как только мы вошли туда, все работавшие тут же повернулись к нам, а потом, узнав в чём дело, присоединились, помогая высаживать привезённые растения. Я осмотрела каменный памятник Э. Бадам. На его верхней части было изображение Энгелийн, ее фамилия, годы жизни, всё, как обычно. Когда же обошла его с обратной стороны, оторопела, увидев в верхнем правом углу выбитые серп и молот! Это надо же было проехать такое большое расстояние (1000 км), преодолев Саяны, пересечь границу, в Монголии уехать от приграничного г. Улаангом более чем на 100 км, чтобы вот так, на памятнике монгольской женщине увидеть родные символы! У меня захватило дух. Ниже на монгольском языке шёл перечень всего, что было собрано Энгелийн для советских войск.
После того, как были высажены и политы привезённые растения, при усиливающихся порывах ветра я невольно оглянулась вокруг. Оказывается, нам помогало уже очень много жителей сомона, некоторые просто стояли за изгородью, вдоль улицы и смотрели. Известие о том, что к ним в сомон приехала русская рыжеволосая женщина и озеленяет памятник их Э. Бадам, быстро разлетелась, поэтому многие пришли посмотреть и помочь. Я смотрела на смуглые лица простых людей и понимала, что просто так развернуться и уйти нельзя, надо что-то им сказать. Мы, основные исполнители работы, собрались на фоне памятника сфотографироваться. Затем я попросила Г. Баярау перевести то, что буду говорить. Представившись, я рассказала, что моё поколение, родившихся в 60-х годах, воспитано на книгах, песнях, фильмах об этой страшной войне, ещё живы люди – ветераны, непосредственно воевавшие и знавшие не понаслышке о тяготах войны. О том, что погибло 27 млн. человек – солдат и мирного населения и нет ни одной семьи, где бы кто-нибудь не погиб из близких. Рассказала, что у меня в семье воевал мой дед – Николай Грузицкий, командовавший эскадрильей в Забайкалье. В 1945 году он погиб вместе с эскадрильей, воюя с японцами – союзниками фашистской Германии. Улетев на задание, ни один самолёт не вернулся, никто не знает, что тогда произошло, как они погибли. Погибли три деда – братья моей бабушки, которую застрелили на железной дороге уже после войны. Так трое детей остались сиротами, одной из которых была моя мама.
Баяраа переводил, мой рассказ произвёл большое впечатление на людей, это было видно по выражению их лиц. У мужчин и женщин старшего поколения на глазах показались слёзы, и я не скрывала своих, так как в это время в памяти мелькали страницы прочитанных о войне книг, молодогвардейцы, написанные школьные сочинения на эту тему, рассказы ветеранов...
На прощание, по обычаю монголов, я каждому пожала руки, поблагодарив за помощь, и уже при завывающем ветре мы выехали из сомона. Впереди нас на мотоцикле ехали глава администрации сомона и его заместитель, показывая дорогу. Оказывается, в придорожном маленьком домике нас ждал обед. Когда за нами закрылась дверь, стало тихо, тепло, уютно. В домике топилась печь, горел огонь, вкусно пахло варёной бараниной и хлебом. Мы ещё долго беседовали за столом о проделанной и будущей работе, о возможности создания ветрозащитной лесной полосы перед сомоном. Меня много расспрашивали о Хакасии, о России, о нашей жизни… А за окном бушевала песчаная буря, ветер стонал и выл, неся перед собой песок. По какому-то наитию мы вернулись в Улаангом, несясь по пересечённой местности (какая там дорога!). Города совершенно не было видно из-за поднятого песка, как будто была ночь.
Впечатления о той поездке живы и ярки в памяти до сих пор, поэтому захотелось рассказать об этом случае, чтобы знали, понимали и помнили о том, как откликались люди других стран на наше большое горе.

Галина Гордеева, старший научный сотрудник ФГБНУ «НИИ АП Хакасии»

1178

Оставить сообщение:

ВсеФотогалерея
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Блиц-опрос
Как вы относитесь к переходу школы на "пятидневку" ?