Рекламный баннер 990x90px top
+18
USD 73.85
EUR 86.99
29 Июля, Четверг
Рекламный баннер 468x60px posleobjav

Серёжкино счастье

2017-12-22

Она очень волновалась. Под руку ее подхватил муж Андрей.
Сколько раздумий по ночам и до рассвета, сколько всех «за» и «против», а потом сборы документов – справки с работы, от врачей... Андрей и Мария были единодушны – они устали ждать, устали слышать от всех врачей одно и то же – бесплодие, и решились обзавестись ребенком в социальном учреждении.
Мама-свекровь была решительно против.
Но разве зрячий понимает слепого? Только такие же страдалицы поймут Машу. Испробовав всяческие лечения, от народных до самых современных, пройдя через неудачное ЭКО, супруги отчаялись. Тринадцать лет безуспешных попыток... С них хватит! Чета оказалась непреклонной в своем решении.

Свекровь объявила им бойкот и не пришла поддержать в этот день.
– Рада вас видеть! – встретила их директор детского дома Зоя Захаровна. – Вы хотели посмотреть совсем маленьких деток? Пойдемте в кабинет, поговорим.
Мария и Андрей отправились следом. Они были очень взволнованы. Понимали, что с этого дня что-то резко изменится в их жизни. Они хотели этого. И боялись.
Проходя фойе, директор остановила пару и кивнула им на окно. На подоконнике сидел маленький мальчик. Он крепко сжимал мягкого мишку – видимо, всё, что осталось от мамы. Пристально, безотрывно кроха смотрел во двор.Темно-русые взъерошенные волосики, худенький. Сидит, поджавши коленки к груди и обхватив их тоненькими ручками. Глаза большие, и столько в них безутешной грусти.
– Взгляните на этого ребенка, – прошептала хозяйка учреждения, – месяц назад у него погибла мама – её сбила машина. Но он не хочет этого понять – не понимает, что такое смерть. Есть у него бабушка в какой-то деревне, но она сама лежачая. Кто-то там за ней ухаживает. Так что остался он совсем один. Ему четыре годика. Сбегает вот так на тихом часу, забирается наверх и ждёт свою маму. Мы сначала его укладывали спать. Но он лежит и плачет тихонько. Жалко его. Мы и перестали. Один раз увидел женщину в таком же платье, как у его матери. Подскочил, бедный, побежал навстречу. А когда увидел, что не она, такую истерику устроил – ничем не могли успокоить. С ним и психолог наша работала весь этот месяц. И массаж ему назначали, чтоб расслабился. И ванны лечебные солевые. Он, конечно, всё понял, но стоит на своём – живая и всё тут. Замкнулся. Ни с кем не разговаривает. Его только одно спасти может.
– Что же? – вздрогнула молодая женщина, с жалостью взглянув на малыша.
– Если только какая-нибудь семья возьмёт его и очень-очень полюбит. Да только все хотят совсем маленьких. Это и понятно. Что ж, пойдемте. У нас есть несколько малышей до года...
Андрей и директриса пошли к кабинету. А Мария не могла оторвать взгляд от бедняжки. Она медленно подошла к нему. Стояла взволнованная, разминала в растерянности свои пальцы и вдруг пролепетала:
– Привет.
Мальчик оглянулся и долго смотрел на неё. Маша уж подумала – нет, не поздоровается. Он ведь ни с кем не разговаривает.
Так и вышло. Он тяжело вздохнул и отвернулся.
– Привет, малыш, – настойчиво прошептала Мария и коснулась рукой его щупленького плечика.
Он вздрогнул и его тихий голосок прозвучал так неожиданно, что сердце Марии затрепетало от радости.
– Привет, – он с любопытством снова посмотрел на нее.
Отчего порой такими взрослыми, тяжелыми, наполненными болью становятся глаза малышей?!
– Я знаю, кого ты ждешь, – улыбнулась Мария. Он снова повис на ней взглядом. – Маму, верно?
Он кивнул.
– Хочешь, мы будем ждать её вместе? – предложила Мария и почувствовала, как из глаз её солёный ручеёк устремился к губам.
– Не плачь, – пожалел кроха, – мы её дождемся. Она скоро вернётся.
– Хорошо, сынок... То есть малыш. Тогда знаешь что, давай пойдем ко мне домой? Там нет других ребятишек. И никто не будет тебе мешать. Хочешь?
Малыш кивнул.
– Как тебя зовут?
– Сережа.
– А меня Маша.
Женщина взяла его на руки и прижала к себе. – Мама у тебя есть. А вот папу ты никогда не видел. Хочешь познакомиться со своим папой?

– У меня есть папа? – ребёнок чуть не выпрыгнул из её рук, – а почему он не приходил?

– Пойдем, Серёженька, я вас познакомлю.

Мария несла в кабинет малыша, бережно обняв его и уткнувшись в макушку. И от этой теплоты становилось так приятно на сердце.
– А вот и твой папа! Он так давно тебя не видел и очень соскучился, – Мария подмигнула мужу. Андрей ошарашенно подскочил. Директриса раскрыла рот от удивления.
Сережа стоял и смотрел на мужчину во все глаза и боялся шелохнуться. Андрей усадил его на колени, и ребенок, запрокинув голову, всё изучал своего отца... В квартире молодых уже давно всё было готово для встречи с малышом. В детской по полочкам разложены игрушки. Большой пластмассовый грузовик, яркий, цветной, наполнен роботами, мячиками, самолётиками. На постели сидел новый мягкий медведь.
– Это твоя комната, сынок! – объявил папа, – и все эти игрушки – тоже твои.
– Вы пока изучайте, я разогрею суп, – радостная Маша суетилась, подпрыгивала, от волнения хохотала не к месту и, наконец, исчезла на кухне.
Папа провёл ребёнка за руку на середину комнаты, оставил его посреди нового таинственного мира и вышел следом.
На мгновение глаза Серёжки загорелись. Он глянул на грузовик, зацепился взглядом за мячи, оценил ряд машинок и повис взором на шторке. Не выпуская из рук своего затасканного мишку, мальчик подошел к окну, отодвинул занавеску...
Андрей и Маша застыли в проёме двери в растерянности. Серёжа выжидательно занял пост на подоконнике.

– Сынок, – позвал папа, – пойдём ужинать.
– Я жду маму.
– Если ты будешь голодным, то скоро уснешь и всё пропустишь. Тебе надо подкрепиться.
Мальчик ловко сполз с подоконника.
– Серёженька, ты видел? У тебя появился новый мишка! – улыбнулась ласково Маша.

– Мне не нужен новый мишка, – возразил мальчик, – мне этого мама подарила.

– Но смотри, какой он грязный, давай мы искупаем его?
Мария потянула игрушку за лапку.
– Нет! – взвизгнул пронзительно малыш.
– Оставь, оставь пока, – ущипнул её Андрей и взял ребенка за руку.
На столе стояли три тарелки супа. Маша ела и всячески делала вид, как же ей вкусно. Папа тоже ел и нахваливал супчик. А Серёжа сидел, насупившись и опустив глаза в пол.
– Малыш, ну почему ты не ешь? Ты такое не любишь? – расстроилась Маша, – что ж делать-то? Ребёнок ведь ничего не ест. Поищу в холодильнике что-нибудь другое. Маша вышла в коридор. Серёжа поднял голову и пристально посмотрел папе в глаза. А папа протянул руку и взъерошил ему волосики.
– Ешь, сынок.
Мальчик взял ложку и принялся есть. Мария замерла в проходе. Смотрела, как мальчик накинулся на суп, и еле сдерживала себя, чтоб не разреветься.
Укладывать спать кроху тоже взялся папа. Он прочитал ему сказку. И ребенок уснул. Когда Маша зашла в комнату, Серёжа сопел, обняв своего зашорканного медвежонка. Новый красивый медведь неприкаянно валялся на полу. Отец убрал книгу. Они оставили ночник гореть и вышли.
– Маша, не грусти. Ты понравилась ребёнку. Ещё немного, и он назовет тебя мамой.
– Не назовет, – её глаза погасли. В них стояли слёзы.
Маша ушла в душ и дала волю слезам. Стояла под этим проливным дождем и горько навзрыд ревела...
Свекровь Валентина Федоровна не выдержала бойкота и капитулировала к следующему утру. Принесла распашонки, пелёнки. Громкая, шумная, она ворвалась в квартиру с возгласом: «Ну и где же наша ляля?»
Из комнаты выглянул Серёжа и испуганно захлопал глазами.
– Ты кто? – спросила бабушка, опешив.
Ребенок тут же убежал на свой подоконник
– Маша, ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь? Я понимаю, взяли бы обычного ребенка. Нет ведь, надо было выбрать самого проблемного! И вообще речь шла о грудничке! Вы ведь и бутылочек набрали, и погремушек всяких. И куда всё это добро теперь? И ещё удивляешься, что он тебя мамой не называет. Конечно, не назовет. Он уже взрослый. Он всё помнит. Вот повесила себе на шею. И сына моего вплела...
Мальчик прислушивался к разговору взрослых. Он почувствовал страх, подошёл к новому медведю и тихонько погладил, словно от него зависело – оставят Сережку или нет. Но вскоре отстранился и притаился в ожидании.
Когда Маша зашла в детскую, он робко спросил:
– Вы хотите отвезти меня назад?
– Что ты, сынок! – она присела перед ним на колени. – Я никогда и никому тебя не отдам. Потому что очень люблю тебя.
– Почему? – спросил кроха. – Ты ведь не моя мама.
– Я люблю тебя просто так... Ты очень хороший мальчик.
Маша притянула его к себе, хотела обнять, но он вырвался и, опустив голову, встал в стороне...
Свекровь была женщиной громкоголосой, но отходчивой. Вскоре она уже тискала Сережку. А он, не прекращая попыток вырваться на волю, смущенно позволял умиляться над собой.
Все эти дни что только не делала Маша, чтоб заслужить любовь этого крохи...
Как-то они вышли прогуляться в парке. Серёжа держал своего мишку, постирать которого удалось лишь ночью, когда малыш уснул. Они вместе катались на каруселях. Проехали через парк на настоящем паровозе. В какой-то момент мальчик позабыл о своём горе. Когда Маша залезла с ним на батут, он так заразительно смеялся! Они вместе прыгали к небесам, и не было во всём парке никого счастливее их.
– Ну как вы с Машей погуляли? – спросил вечером папа.
– Хорошо, – и Серёжа в первый раз в этот день поел в присутствии Маши.
От счастья она не могла сомкнуть глаз в ту ночь, выпорхнула из спальни и подкралась к детской. На фоне звездочки-ночника моргали тени.
– Эх, малыш, опять ждёшь свою маму, – улыбнулась грустно Маша и заглянула в спальню.
Нет, ребёнок больше не сидел на подоконнике. Он расположился на полу возле грузовика с игрушками. Поднимал ввысь самолётик и шёпотом озвучивал: «Виууу».
– Серёженька, не спишь? Давай я помогу тебе?
Женщина взяла на руки ребёнка. И он впервые обнял её за шею.
Прогулки с Сережей становились всё более частыми и увлекательными. Малыш оттаял. Он почувствовал себя любимым.
Как-то раз Мария проснулась утром в легком недомогании. Но она приложила все усилия, чтобы подарить малышу ещё один счастливый день. В этот раз они посмотрели мультфильм в кинотеатре. Наелись поп-корна. А напоследок поплескались у фонтана среди шумной детворы. Но к вечеру Маша совсем расклеилась. Температура полезла вверх. Серёжа испуганно ходил взад-вперед за папой, как хвостик, и спрашивал: «Папа, что с Машей?»
Приехала скорая и, обнаружив хрипы в лёгких, забрала Машу...
Папа взял на работе выходные и остался с сыном. Малыш весь день пребывал в задумчивости, бродил по комнатам, как будто кого искал. А вечером вновь забрался на подоконник, хотя уже несколько недель не вспоминал о нем.
Когда папа заглянул в детскую, ребенок сидел за шторой, дергая за лапу своего нового медведя.
– Серёжа, ты снова ждешь? – спросил Андрей.
– Жду, – ответил он и так глубоко вздохнул, что у мужчины внутри всё сжалось – жалко было кроху.
– Когда Маша придет? – вдруг спросил мальчик.
– Она заболела, – с грустью сказал папа, – но она обязательно поправится. Мы с тобой её дождемся, вот увидишь.
Прошла неделя, потом вторая.
И вот однажды Серёжа услышал, как в дверях проворачивается ключ. Он вскочил с постели и галопом побежал через коридор. Следом из зала вышла заспанная баба Валя. Дверь открылась... На пороге появились Маша и папа.
– Смотри, кого я тебе привел? – улыбнулся папа.
– Сыночек, я так скучала! – женщина не удержалась и заплакала.
– Мама! – взвизгнул ребёнок и бросился к ней на шею. – Мы с папой устали ждать тебя! Где ты была, мама?
– Сынок! – Мария подхватила на руки мальчонку и крепко-крепко прижала к себе. – Вот одно такое мгновение стоит жизни! – улыбнулась она мужу. – Такое мгновение окупает с лихвой тринадцать лет страданий.
Андрей любовался семьей. Баба Валя всхлипывала в сторонке.
– Я люблю вас, – заверил папа и прижал к себе своих любимых.

Ольга Кайнова

841

Оставить сообщение:

ВсеФотогалерея
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Блиц-опрос
Как вы относитесь к переходу школы на "пятидневку" ?